Проза
Драматургия
Эссе
Поэзия

 

 

Там, где поют канарейки

 

Я шел по Пассажу, размышляя о вечном. И вдруг молодой разбитной прицепился с блокнотом. Начал спрашивать о том, о сем. Нравятся ли мне дороги в нашем городе. Он что, издевается? Я посмотрел внимательней: понятно, он хочет мне что-то впарить, то есть втюхать. Кончилось тем, что я получил приглашение, в котором монеткой сам для себя отрыл "ПРИЗ".

"Так-так, - подумал я, - что нынче предлагают?"

Предлагали путешествие. А в качестве наживки стояли призовые: фотоаппарат, часы настольные, мобильный телефон, музыкальный центр, а на "СУПЕР" еще и телевизор, и стиральная машина, и неделя отдыха на одном из курортов Европы! Это надо же. На меня дохнуло мощью всемирной индустрии отдыха. При себе предлагалось иметь не менее 500 долларов.

Мне дали девушку в обтянутых высоких штанишках и с круглыми незрячими глазами. Она назвалась Алисой, будучи, очевидно, Светкой, а меня высокопарно именовала Александром. И сразу она пустилась в обработку. Предстояло три часа борьбы. Речь пошла о Канарах. Я ее слушал, увлеченно делая бровями шалаши, и на экране за ее плечом с отвращением наблюдал видеозапись полиэтиленовой западной расслабухи.

- Вам очень повезло, Александр, что вы попали к нам в вечер выставки, - сказала Алиса, и тут я пошел в наступление:

- Еще как повезло! - воскликнул я. - А если бы вы знали, как повезло вам!

- Да что вы? - не поняла Алиса. - В чем же?

- В том, что меня изловил ваш молодец. Вы думаете, что вы меня вовлекаете в свой бизнес, а на самом деле я вовлекаю вас в свой.

Алиса, бедненькая, чуть-чуть зряче поглядела на меня, но предпочла снова незрячесть.

- Мы работаем в 70 странах на 1400 курортах, - начала она, даже не подозревая о том, что ее мама именно так рапортовала районной партконференции об успехах швейной фабрики. - Наша фирма в Лондоне строит на Канарах. Вы знаете остров Тенерифе?

- Знаю, - сказал я, - там есть футбольный клуб. Но я вам скажу совершенно определенно, что я не уйду отсюда, не заключив с вами соглашения.

- Вы меня обрадовали, Александр! - оживилась всей своей обтянутой юной кожей Алиса. - Деньги у вас при себе?

- Ах, Алиса, - сказал я. - Что такое мои деньги в сравнении с теми прибылями, которые получит ваша компания после сегодняшнего вечера?

- Послушайте, - зашептала она, пододвинув ко мне свое ароматное (жвачка) дыхание, - скажу вам по секрету: сегодня разыгрывается голд-карта! Вы слышали, что такое голд-карта?

- Нет, - отмахнулся я от этой мухи.

- О! О! Голд-карта - это сорок процентов скидок на авиа, на авто, на мото, на яхты и тэ дэ! Это мечта! Это жизнь! Я покупаю в Хельсинки в "Светлане" шубу в два раза дешевле, чем в Пассаже!..

- Вы неграмотно ведете свой бизнес, - осадил я ее. - Мне надо встретиться с вашим хозяином.

- Зачем? Я все оформлю сама.

- Ах, вы сами? Прекрасно. У вас есть бланк договора?

- Ох, Александр, как вы меня интригуете! - восхитилась Алиса, выхватывая бланк. - Давайте ваши баксы.

- Нет, Алиса, - сказал я солидно, - это вы давайте свои.

- Сдачу? - продолжала она понимать по-своему. - Окей, нет проблем!

- Нет, Алиса. Мне желательно без сдачи, потому что у меня в кармане сорок пять рублей. То есть полтора доллара.

Она замолчала. Похоже, что ей оставалось только восхищаться уровнем моего юмора. Что она и сотворила в своих незрячих зрачочках, потому что всякая другая причина моего поведения, включая тихое помешательство, ей не нравилась.

- И что же? - спросила она.

- Что? - не понял я.

- Как вы собираетесь их потратить?

- Я не собираюсь их тратить. Я собираюсь их приращивать.

- Каким образом?

Бедненькая, ей уже понятно было, что сегодняшний вечер не принесет ей процентов от сделки. Но ухватить меня было невозможно - все равно, что ухватить зубами фронтально стекло.

- Я хочу говорить с вашим хозяином, - сказал я, съезжая на какой-то из акцентов. - Дело обстоит с рекламой, желательно мобильной и предельно выгодной.

- Наш хозяин югослав, - нехотя, через силу произнесла Алиса. - Плохо говорит по-русски.

Бедняжка. Целый час вхолостую. И даже не послать клиента к какой-то матери для снятия стресса.

- Ему не надо говорить. Будет слушать.

- Я могу вас представить старшему менеджеру, - вяло продолжала Алиса, с тоской поглядывая на вход. Не хотелось ей причинять меня даже старшему менеджеру. Но пришлось.

- Слушаю вас! - радостно сообщил мне начинающий гангстер комсомольского возраста с каким-то значочком, напоминающим Ильича.

- У меня солидные предложения вашей фирме, - веско сказал я, глядя ему в переносицу. - Рекламного характера.

- Да! Отлично!

- Ваша методика устарела и приводит к износу сотрудников. Вы не учитываете специфики российского потребителя. Вы бездумно перенесли к нам западные заготовки и не можете просчитать рентабельность своих усилий. Понимаете?

- В чем суть ваших предложений? - радостно прокричал старший менеджер, совершенно ни во что не врубаясь.

- Суть моих предложений состоит в предоплате. Вы выплачиваете мне аванс с суммы в три тысячи долларов, и я предоставляю вам совершенно потрясающий план работы с потребителем. С каждой новой сделки я получаю десять процентов. По рукам?

- А по ушам не хотите ли? - весело прокричал гангстер, обнаруживая некоторое проникновение в смысл предложенного.

- Зачем так сразу? - поморщился я. - Вы не даете себе труда хотя бы вникнуть в суть моих предложений...

- «Не даете себе труда!!" - бормотал он с остервенением, выкручивая мне руку и пихая в зад коленом. Впрочем, я не сопротивлялся. На улице Большой Конюшенной, под светящейся омерзительным розовым светом рекламкой бездарной фирмы я поднялся с колен. Еще один шаг по направлению к российскому возрождению был сделан. Что ж, Родине не в чем будет меня упрекнуть, когда она окажется в тупике.

 

Скачать в формате (.doc)

 

Copyright 2006 Александр Образцов. All Rights Reserved.